?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Сколько русских покоится на Куле?
finnish girl
liilliil
Газета Выборча Ченстохова
Беседовал Тадеуш Персяк 07.05.2010

На советском участке на Куле лежат не только русские, которые погибли в боях с немцами в январе 1945 г., но и прежде всего 9 тысяч жертв лагерей для военнопленных, - говорит Юлий Сентовский, руководитель Центра исторической документации Ченстоховы.

9 мая россияне отмечают годовщину разгрома Третьего Рейха. В параде в Москве впервые за последние годы, на почетном месте, рядом с российскими солдатами, пойдут поляки. Недавно жители Смоленска зажгли свечи и возложили цветы в аэропорту — месте нашей национальной трагедии. Перед лицом таких жестов доброты и солидарности, мы тоже можем сделать жест благодарности, зажигая свечи на русских, также солдатских, могилах на польских кладбищах.


Тадеуш Персяк: — Не каждый, кто 9 мая выберется на Куле, будет в курсе, откуда взялись русские могилы…

Юлиуш Сентовски: — Уверен, люди будут думать, что это только могилы солдат Красной Армии, которые сражались и погибли на улицах города. Однако тех, кто пал в Ченстохове во время боёв с отступавшими немецкими войсками, было только 90. На Куле лежат также те русские, которые погибли в окрестностях после того, как фронт прошел через город. В первую очередь тут похоронены 9 тысяч жертв двух лагерей военнопленных, расположенных на территории нынешней Ченстоховы. Это был единый шталаг 367, разделенный на два лагеря: в казармах 27-го Пехотного Полка в на ул. Домбровского и на Золотой Горе. Ещё в сентябре 1939 г. в эти каменоломни сгоняли польских пленных. Первый транспорт с русскими, свидетелем которого был историк Ян Петжиковский, пришел с восточного фронта в сентябре 1941 года. Потом лагерь, состоящий из двух бараков, расширили. Со второй половины 1943 года он стал единым шталагом — туда переселили русских из бараков, где находились уже пленные итальянцы.

— Были ли какие-то отношения между ченстоховянами и пленными?

— Петжиковский пишет в своей книге, что это первая прибывшая колонна, которую гитлеровцы прогнали по Аллеям, была принята с большим сочувствием. Эти люди были в ужасном состоянии, они пришли пешком с русского фронта, ночью спали на голой земле. Ужасное зрелище… Ченстоховяне стихийно бросали то, что у них было при себе: сигареты, какую-то еду. Что, конечно, пресекалось окриками конвоя, и даже ударами прикладов. Позже мы нашли записки поляков, которые работали в этих лагерях по принуждению немецев: столяров, электриков и т. д. Они тоже говорят о жестоком истреблении. Однако, они также содержат информацию о том, что эти работники украдкой приносили еду и сигареты, и даже карты и одежду для задуманного побега. В записях указано, что пленные при приеме пищи могли падать на землю от истощения. Умирали массово, часть вывезли в Ольштын, где ок. 2 тыс. расстреляли. Два года назад у нас в Центре был поляк, насильно призванный в Красную Армию, заключённый с Золотой Горы. Он рассказывал жуткие вещи. От него мы знаем, что были захоронения под стеной еврейского кладбища, часть на нынешней ул. Бореловского. После эксгумации 1948 и 1949 года все останки были перенесены на кладбище Куле.

Ченстоховяне помогали военнопленным, хотя едва ли прошло 25 лет после польско-большевистской войны и менее, чем 30 после избавления от российских захватчиков. Люди смогли подняться над историческую память, оказывая помощь, небезопасную для них самих.

Мы знаем несколько примеров реальных людей, которые за то, что помогали военнопленным, попали в Освенцим и не вернулись. Ченстоховяне видели в красноармейцах людей, у которых отобрали всякое достоинство, не потомков захватчиков. Можно назвать много фамилий даже людей, живущих до сих пор. Хотя бы АК-овца Тадеуша Янчака, жившего и живущегона ул. Скженецкого, возле казарм. Так как лагерь был окружен вышками, а забор просматривался, он с коллегами делал большие рогатки, из которых стреляли свёртками с едой для пленных. Впрочем, время дописало прямо мелодраматический финал военной истории. Годы спустя в Ченстохову приехал майор Сорокин, военнопленный лагеря. Он рассказал, что среди пленных ходила легенда о девочке, которая перебрасывала еду через забор. Однажды к его ногам упал сверток с хлебом. К сожалению, девочку вскоре заметли охранники и жестоко избили на глазах у русских. Её вышвырнули за ворота, но у неё ещё долго не было сил подняться. Майор попросил о встрече с той девочкой. Её нашли, оказалось, что это Хенрика Котас. Быть может ченстоховянка всё ещё жива и помнит те события.

На Куле, кроме военных, есть и другие могилы с русскими фамилиями. Это люди, которые после войны остались в Ченстохове, ибо связали себя с ней, ассимилировались, имели гражданские заслуги.

— Например, доктор Попков, который служил в русском гарнизоне до 1914 года, а потом ушёл с царской армией. После большевистской революции он вернулся в Ченстохову. Он прекрасно запечатлелся в памяти жителей города. Таких примеров, русских, связанных военной или чиновничей службой до 1914 года, которые остались или возвратились, гораздо больше. Думаю, что большая группа ченстоховян имеет неосознанные или уже забытые русские корни.

Мунек Сташчик сказал "Газете", что никогда не зажёг бы лампады на могиле Сталина — преступника. Тем не менее, его отец рассказывал ему, как ребёнком радостно приветствовал с толпой Красную Армию.

— Конечно, это был такой рефлекс радости после ночи оккупации. Скажем себе, однако, честно: отчасти радость эта была подтасована. ПРП мобилизовала своих людей, поставила их с плакатами о демократической Польше. Мы видим это на снимках, узнаваемые лица. Это уже были политические действия, за которыми спустя годы пришло осознание того, что они были началом рабства, а не свободы. Уже в конце войны, появились данные, что Красная Армия борется с патриотическими силами, считая их опасной оппозицией. Начались аресты, ссылки на восток, политические убийства.

Вы говорили, тем не менее, что, несмотря на эту память, уже после падения коммунизма, ченстоховяне помнили о тех военных могилах.

— На польские и русские военные могилы мой отец привёл меня за руку, когда я был ребенком. Я, как учитель школы № 42, водил своих учеников на кладбище, и показывал историю города с помощью могил. Я видел там группы из других школ. Эта память сохранилась в 90-е годы, и я считаю, что очень хорошо характеризует ченстоховян. Я говорил своим ученикам и о том, что политика и политическая история — это такой большой каток, который давит неизвестных, невинных людей. Это правда, что многие красноармейцы — дикари с востока, которая грабили и насиловали, но и западноевропейский вермахт начал с массовых расстрелов поляков. И продолжением машины истории стало то, что именно советская, а не американская, армия заставила оккупантов драпать из Польши.

Кто заботится о местах захоронения советских солдат?

После сноса в 1989 году памятников Советской Армии (на пл. Беганьского и Дашиньского), являвшихся символами коммунистического порабощения, в Ченстохове, осталось четыре места памяти об убитых и павших советских солдатах.

Это участок на кладбище Куле с памятником в честь погибших, доска на здании Политехнического института (бывш. казармы), увековечивающая бойцов Красной Армии, погибших в 1941-45 годы в находившемся там лагере для военнопленных, а также доска на Золотой Горе, гласящая, что в период 1942-45 там действовал лагерь военнопленных. Павшие красноармейцы увековечены также на кладбище в Гнашине.

В соответствии с положениями польского права, одной из задач государства является поддержание памяти о людях и фактах, с помощью ряда мероприятий, таких как: учёт существующих мест памяти, побуждение к строительству новых и сохранения того, что было создано ранее. От заместителя директора Отдела Гражданских Дел и Иностранцев Петра M. Киндлера, мы узнали, что на территории воеводства находится 25 военных кладбищ, из которых десять Красной Армии, в которых лежит 64 тыс. солдат. В деле сохранения этих могил и других мест памяти воевода подписал 132 соглашения с гминами.

— Я не слышал, чтобы места памяти в ченстоховском регионе страдали бы от ненадлежащего ухода, - сказал нам Петр М. Киндлер, - Раз в год производится осмотр мест, находящихся в нашем ведении.

Другие места захоронения солдат Красной Армии

* Гербы (на дороге в Александрию): братская военная могила восьми солдат Войска польского, погибших во время разминирования в июне 1945 года лесных территорий, и неизвестного советского лётчика, погибшего 19 февраля 1945 года.

* Ольшина ок. Гербы (кладбище римско-католическое): братская военная могила 13 советских военнопленных, погибших во время побега из транспорта Гербы-Лисув в 1944 году и двух немецких солдат, расстрелянных в 1945 году.

* Конецполь (кладбище на ул. Мицкевича): братская военная могила солдат Войска Польского и Красной Армии

* Лелув (новое кладбище ): братская военная могила семи неизвестных солдат Красной Армии, погибших в 1945 году.

* Накло ок. Лелева (кладбище): военная могила неизвестного солдата Красной Армии, погибшего в 1945 году.

* Люблинец (воинское кладбище на ул. Сталмаха): братская военная могила военнослужащих Красной Армии, погибших в 1944 году.

* Люблинец (кладбище на Нейропсихиатрическом учреждении): братская военная могила 14 неизвестных солдат Красной Армии, погибших в боях за Люблинец в январе 1945 года.

* Вжосова (приходское кладбище): военная могила неизвестного солдата Красной Армии, который был застрелен из самолёта в 1945 году.

На основании данных Силезского Воеводского Управления. Полный список: www.katowice.uw.gov.pl/mp/armia_czerwona_groby


оригинал