?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
«Союзники Германия и СССР начали в 1939 году Вторую мировую войну»
Ellen Feiss Mac Apple
liilliil
— такая нехитрая мысль, вбитая в голову секте малолетних хохлотроллей, распространяется ими на просторах сети. Хуй бы с ними, но наткнулся сегодня на ленте на интервью некоего дахуя язвительного «военного историка Марка Солонина».


«Лента.ру»: Насколько известно, ни в договоре о ненападении между СССР и Германией, ни в секретных протоколах к нему прямо не говорилось о совместных или согласованных военных действиях против Польши.

Солонин: В секретном протоколе к подписанному в ночь на 24 августа 1939 года пакту Молотова — Риббентропа говорилось следующее: «В случае территориально-политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан. Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимого Польского государства, и о границах такого государства будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий».

Да, в этом тексте нет обязывающего соглашения о совместных военных действиях против Польши. Высокие договаривающиеся стороны договорились «всего лишь» о том, что они будут решать вопрос о судьбе суверенного польского государства и его границах без согласия польского народа. Каким способом предполагали они добиться таких целей — добрым ласковым словом или войной? Каждый вправе решить для себя этот очень простой, на мой взгляд, вопрос.

— Мог ли Сталин после заключения пакта Молотова — Риббентропа не вводить советские войска в восточные районы Польши, которые потом стали называться Западной Белоруссией и Западной Украиной?

— Давайте еще раз обратимся к документам. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, а уже 3 сентября Риббентроп в телеграмме немецкому послу в СССР Шуленбургу просит узнать намерения СССР в отношении той территории Польши, которая была определена как его сфера влияния. Ведь туда отступала польская армия и, по мнению Берлина, с этим что-то надо было делать — например, ввести в эти районы советские войска. 5 сентября в 12:30 Молотов вызывает Шуленбурга и дает такой ответ: «Мы согласны с вами, что в подходящее время нам будет совершенно необходимо начать конкретные действия. Мы считаем, однако, что это время еще не наступило».

9 сентября Шуленбург отсылает в Берлин телеграмму со словами: «Молотов заявил мне сегодня, что советские военные действия начнутся в течение ближайших нескольких дней». На следующий день, 10 сентября, Молотов сообщил Шуленбургу, что Красная армия еще не готова. 14 сентября в 16:00 он вызвал Шуленбурга и сказал, что войска уже готовы. 15 сентября немцы прислали в Москву свой вариант текста совместного (СССР и Германия) политического заявления и выразили крайнее возмущение в связи с намерением советских партнеров публично назвать целью действий Красной армии «защиту братьев украинцев и белорусов от немцев».

16 сентября в 18:00 Молотов извинился за «ноту, обидную для чувств немцев», и сообщил Шуленбургу, что теперь официальным прикрытием вторжения будет «защита братьев» от озверелой польской военщины. Затем стороны договорились о вылете в Белосток, к тому времени уже занятый немцами, высокопоставленной советской военной делегации для координации совместных боевых действий.

И, наконец, 19 сентября во всех газетах было опубликовано совместное советско-германское коммюнике, где говорилось: «Во избежание всякого рода необоснованных слухов насчет задач советских и германских войск, действующих в Польше, правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия этих войск не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез интересов Германии или Советского Союза и противоречащей духу и букве пакта о ненападении, заключенного между Германией и СССР». То есть даже советская пресса не постеснялась сообщить о том, что происходит совместная и взаимно скоординированная военная операция.

— Но разве «совместные» и «скоординированные» действия — это не разные понятия? Ведь не было же совместного планирования военных операций?

— Вы предлагаете обсудить вопрос о том, зачем командиры Красной армии и вермахта вылетели в Белосток — для охоты (там заповедный лес, Супрасльская пуща) или для рыбалки? Затем поспорим о разнице терминов «совместные» и «скоординированные»?

Впереди еще прекрасный вопрос о том, чем отличается «парад» от «прохождения торжественным маршем русских и немецких войск перед командующими обеих сторон» (именно так назван парад в Бресте в оригинале немецкого документа). Все это страшно интересно, но я предлагаю двигаться дальше.

— Так все же мог ли Сталин поступить иначе и не занимать восточные районы Польши? Или это было уже неизбежным после подписания пакта, в котором они закреплялись как сфера интересов СССР, и последующего нападения Германии на Польшу?

— А что ему еще оставалось делать, если Германия к 17 сентября «свою» часть Польши уже оккупировала и польская армия отходила в восточные районы страны, которые — в отсутствие советского вторжения — могли стать плацдармом для сопротивления? Если Советский Союз в такой ситуации ничего не будет делать, то, как 14 сентября справедливо заметил Риббентроп, в восточной Польше «могут возникнуть условия для возникновения новой государственности».

— Часто говорят, что неудача переговоров СССР с Францией и Великобританией накануне подписания пакта Молотова — Риббентропа во многом произошла из-за неуступчивости Польши, которая категорически отказывалась в случае войны с Гитлером пропускать через свою территорию Красную армию. И что именно это вынудило Сталина пойти на подписание пакта с Гитлером. А как считаете вы?

— Для начала замечу, что «часто говорят» такое только в одной стране мира — в СССР, ну а теперь в России. Во всех остальных местах даже сомнений малейших не осталось. Теперь к делу. Есть немало свидетельств (запись Риббентропа о переговорах со Сталиным в Кремле перед подписанием пакта; запись от 7 сентября в дневнике тогдашнего руководителя Коминтерна Георгия Димитрова; выступления Сталина на банкете после подписания советско-германского договора о дружбе и границе 28 сентября), которые недвусмысленно указывают на подлинные намерения советского вождя.

Товарищ Сталин хотел, чтобы в Европе началась затяжная война между англо-французской коалицией и Германией, которая бы обескровила обе стороны. Понятно, что с такими намерениями любые переговоры Англии, Франции и СССР были обречены на провал.

— Но разве можно по цитатам судить об истинных намерениях Сталина?

— Нет, о намерениях Сталина не надо судить по его словам, причем сказанным не с трибуны для публики, а в приватной обстановке партнерам и подельникам. Надо руководствоваться советским учебником истории, где все ясно объяснено, и безо всяких лишних цитат…

А у меня еще много цитат припасено. Вот, например: «Если Польша и Румыния не захотят разрешить проход советских войск через их территорию, то в таком случае помощь СССР неизбежно будет ограниченной. СССР сможет направить свои войска морским путем на территорию Франции и военно-воздушные силы в Чехословакию и Францию. СССР предоставит помощь военно-морскими силами. СССР сможет поставить Франции и Чехословакии: бензин, мазут, масла, марганец, продукты питания, вооружение — моторы, танки, самолеты».

Знаете, что это такое? Это предложения Генштаба Красной армии, переданные 17 февраля 1937 года французскому Генштабу. Кстати, они были опубликованы 36 лет назад издательством «Политиздат».

Но вернемся к теме. Есть стенограмма московских переговоров военных делегаций СССР, Англии и Франции. Есть многостраничная инструкция, которую получила английская делегация перед отъездом в Москву. Никто и не ждал и не просил от Советского Союза немедленного вступления в наземные операции в случае начала германо-польской войны. Но маршал Ворошилов был непоколебим. Никаких полумер! Никаких «бензин, мазут, танки, самолеты!..» Советский Союз готов сражаться за свободу Польши всей мощью своей армии — надо только запустить эту армию на польскую территорию! А ровно через неделю после этого так разобиделся, что англо-французскую делегацию выгнали и договорились с Гитлером о разделе той самой Польши.

— То есть вы полагаете, что со стороны Сталина переговоры с Англией и Францией изначально были фикцией и ширмой?

— Не ширмой, а инструментом давления на Гитлера. Возможно, если бы не угроза англо-франко-советского военного союза, он не так быстро согласился бы передать Сталину половину Польши, Прибалтику и Бессарабию.

— А вот историк Алексей Исаев считает, что, наоборот, для Англии и Франции переговоры с СССР были средством воздействия на Гитлера, чтобы сдерживать его амбиции.

— Историк Исаев абсолютно прав. Средство воздействия на Гитлера было одно и то же — и у англо-французского блока, и у Сталина. У бандита и шерифа тоже бывает в точности одинаковое средство воздействия — кольт крупного калибра. Разница между бандитом и шерифом не в калибре, а в цели, в решаемых задачах.

Если даже предположить, что, согласившись на переговоры в Москве, Англия и Франция всего лишь пытались надавить на Гитлера, заставить его отказаться от агрессивных планов, то это была законная и благородная цель. Кроме всего прочего, эта цель полностью соответствовала интересам советского народа. А вот Сталин летом 1939 года давил на Гитлера для решения другой задачи: чтобы в будущем разделе разбойничьей добычи тот отдал ему значительный кусок. Такая цель была преступна и аморальна.

— Можно ли сказать так: до сентября 1939 года Польша заигрывала с нацистской Германией (в 1934 году она одной из первых стран подписала с нацистской Германией декларацию о неприменении силы и блокировала идею «Восточного пакта» с участием СССР, а после Мюнхенского соглашения вместе с Гитлером отторгла часть территории Чехословакии)? И что в итоге для нее это плохо кончилось, а с сентября 1939 года с Германией пытался заигрывать уже Советский Союз, что через два года едва не привело его к катастрофе?

— Нет, так сказать нельзя. Сталин договорился с Гитлером о разделе Польши, а затем принял участие в военном разгроме и фактическом расчленении Польши. Мне ничего не известно об аналогичных договоренностях или действиях межвоенной Польши по отношению к другим странам.

— Но Риббентроп позднее вспоминал, что в январе 1939 года во время переговоров министр иностранных дел Польши Бек признавал, что Варшава претендует на советскую Украину и выход к Черному морю. По словам Риббентропа, Бек говорил, что в 1920 году «мы уже были в Киеве и эти устремления еще живы и сегодня».

— А я и сейчас помню, что на гербе Советского Союза был изображен весь земной шар, покрытый серпом и молотом, и без малейших следов государственных границ. А товарищ Брежнев с другими товарищами прямо на моих глазах пел «Интернационал», где сказано «весь мир насилья мы разрушим».

Эти слова имеют такое же отношение к реальной политике, как и «живые устремления» Бека к берегам Черного моря. После подписания в 1921 году Рижского мирного договора, определившего советско-польскую границу, Польша ни на что не претендовала. Напротив, в 1932 году она заключила с СССР договор о ненападении, который и был в одностороннем порядке разорван 17 сентября 1939 года.



Ну а теперь мои мысли о том, можно ли считать СССР и Германию союзниками:

1. В прошлом посте я уже написал, что по моему мнению война началась не в 1939, а в 1938 году с распила Германией и её союзниками Чехословакии или даже с аншлюза Австрии.

2. Недавно МИД РФ опубликовал интересный документ:

Польша начала Вторую мировую

Вот договор о ненападении СССР/Польша, статья 2: "Если одна из договаривающихся сторон предпримет агрессию против третьего государства, то другая сторона будет вправе, без предупреждения, денонсировать настоящий Договор." Всё, сопливую историю про коварный СССР, напавший на беззащитную Польшу, вопреки договору, можно забыть: с момента аннексии Польшей Заользья договор, фактически, не действовал и Польша была об этом уведомлена.

3. Как мы видим из приведённых Солониным документов, Германия откровенно поторапливает СССР. А рассчитывала ли вообще Германия на одновременный с СССР удар? Давайте вспомним, с чего всё началось - операция «Консервы» или Гливицкий инцидент. Германия подбросила трупы в немецкой форме, приписав нападение полякам. Поскольку Германия, якобы, стала жертвой нападения, она защищалась, а начали войну поляки. Этот сценарий не предусматривал участия СССР. Знал ли СССР об этих планах? Мне ничего не известно об этом™. Таким образом, Германия начала бы войну против Польши в любом случае, даже если б СССР в неё не вступил.

4. Зачем вообще Сталин связался с Гитлером, когда в то же время вёл переговоры с Англией и Францией? Моя гипотеза: Гитлер предлагает пол-Польши за так + нормализацию отношений. Будущие союзники не предлагают ничего. Выбор очевидный, не правда ли? Такой же трюк, возможно, был проделан с Польшей за год до того. Вот так, нехитрым образом, Гитлер сначала подкупал, а затем потрошил соседние страны. Верна ли эта гипотеза - пусть скажут историки. Настоящие историки.
Tags: ,