?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Газета Выборча: «Рейд советских танков на Ченстохову в 1945 году.»
finnish girl
liilliil
Оригинал статьи от 27 января 2019 года



Батальон майора Семена Хохрякова, въехав в Ченстохову 16 января 1945 года, застал врасплох готовящихся к эвакуации немцев. После боев на улицах осталось несколько сожженных танков с обеих сторон. Каких и где? Реконструкцию этих событий провели Збигнев Бернацки* и Мацей Хышко**

Взятие русскими города было частью большого наступления, которое началось 12 января 1945 г. с линии Вислы. 15 ноября Советы дошли до Кельце, на следующий день до Радома и Ченстоховы, 17 января „взяли” разрушенную левобережную Варшаву, из которой после подавления восстания немцы выселили жителей, а 18 января Вермахт покинул Краков.

На карте – мы использовали выпущенный немцами во время войны план Ченстоховы – значками танков отмечены основные моменты событий 16 февраля 1945 года.




1. Танковая разведка II батальона 54 гвардейская танковой бригады въезжает в Ченстохову со стороны Вычерп на ул. Варшавскую 16 января 1945 г., ок. 14 ч. в количестве ок. 10 танков. Так сообщает большинство источников.

2. Танки минуют баррикаду перед домом №43 по ул. Варшавской.

3. Танки доходят на пл. Дашиньского и следуют по главной улицей города, Аллее Пресвятой Девы Марии в направлении Ясной Горы.

4. Танки минуют горб железнодорожного виадука, после чего попадают под обстрел немецкого танка «Тигр» (5), который выезжает с ал. Свободы.

6. Советский танк делает неточный выстрел по «Тигру» и, используя преимущество в скорости, ускользает из под его дула.

7. После проезда II Аллеи и пл. Беганьского, на уровне дома №51 по Аллее Пресвятой Девы Марии, один танк был успешно поражен снарядом панцерфауста. Экипаж танка под командованием лейтенанта Андрея Башева погибает в огне.

8. Следующий, идущий за Башевым, танк лейтенанта Виктора Золотова был подбит на площади перед ратушей. Экипажу удалось покинуть горящий танк, однако они попадали под немецкий огонь.

9. Третий танк колонны, с водителем Львом Егоровым, минует горящий танк Золотова, а затем его также подбивают на площади перед ратушей. Водитель теряет сознание, а после его возвращения танк разворачивается к пл. Дашиньского.

10. Немецкие летчики на машине догоняют отступающий танк, ведомый Львом Егоровым, и выстрелом из панцерфауста перед зданием №11 по Аллее останавливают танк, а водителя берут в плен.

11. Пока немецкие летчики берут в плен Льва Егорова, остальные танки, в том числе под командованием Турикына и Гаевича, едут к Ясной Горе. Вероятно, один из них доходит до лестницы перед Ясной Горой и безуспешно пытается проехать по ней – она сильно обледенела – на площадь перед вершиной. Застанные врасплох внезапным появлением танка немцы открывают по нему огонь. Танк несколько раз отвечает огнём из орудий, снаряды срезают верхушку растущей на подъясногорском лугу лиственницы (лиственница растет и поныне-прим. ред.); один попадает в стены монастыря между цоколем и первым этажом.

12. Согласно опубликованных отчётов свидетелей и иконографических (?) источников, не все танки майора Хохрякова двинулись по Аллее Девы Марии, один из танков уничтожен на пл. Дашиньского, у выезда с ул. Берка Йоселевича.

13. Остальные танки направляются к собору и едут далее по Садовой улице, где рядом с заводом Канчевского один из был подбит.

14. Дальнейший предполагаемый танков проходит до конца ул. Садовой. Свидетель описываемых событий, Франциск Чекаевский, сообщает, что три танка — после проезда функционирующего тогда железнодорожного переезда (сейчас там только пешеходный мост-прим. ред.) — повернули на аллею. Свободы. Подтверждением этого факта являются показания Романа Барана, который видел, как танк дважды обстрелял немецкие позиции в Доме Великого князя, и проехал далее до ал. Свободы, до Аллеи Пресвятой Девы Марии (15).

16. Эти показания позволяют нам предположить, что этот советский танк уничтожил немецкий «Тигр», стоящий на углу аллеи Девы Марии и аллеи Свободы.





17. Ок. 16 ч несколько (два?) танков достигают района грузового вокзала Страдом, на котором стоял поезд, гружёный немецкими танками. Советский танк Файрушина Гарифовича (Файрушина Меркасима Гарифовича - liilliil) таранит паровоз, чем эффективно обездвиживает весь состав и стоящие на платформах немецкие танки.

Анализируя то, что произошло на улицах Ченстоховы, мы собрали практически все опубликованные в разное время после войны статьи и книги, сопоставляя их с воспоминаниями свидетелей. Но на эту тему нет научных работ! Несмотря на это, проведенная нами реконструкция довольно верно, на сколько это конечно возможно в данной ситуации, отражает ход событий, которые 16 января 1945 года. во второй половине дня разворачивались на улицах города Ченстохова. Согласно имеющимся разработкам и источникам, советская разведка боем позволила эффективно изгнать немецкие войска из города без особых разрушений.

Возникающие здесь и там сомнения в деталях действий могли бы развеять данные историков в советских и немецких архивах. Стоит также собрать воспоминания, – а в этом случае время играет большую роль. Сегодня эти истории происходят чаще всего из вторых уст — от детей или внуков, которым рассказали когда-то в те дни их покойные родители, дедушки и бабушки. А скоро это уже будут рассказы из третьих уст…

Командующий II батальоном 54 гвардейской танковой бригады Хохряков не дожил до конца войны, он погиб 17 апреля 1945 года при форсировании Одера (Одер 54 гв тбр форсировала в конце января — liilliil) в районе Коттбуса.

ЭПИЗОД 1. Танки едут от ул. Варшавской к Ясной Горе. Лейтенант Башев во главе.

«Танк Башева доехал до конца ул. Варшавской и оказался на пл. Дашиньского. Водитель потянул на себя правый рычаг и машина направилась к главной улице города - широким Аллеям. Проезжая часть улицы была заполнена различными транспортными средствами. Перед заправкой (вероятно, речь идет о заправке, установленой напротив дома № 12 - прим.ред.) заправлялись автомобили, Башев въехал на среднюю, пешеходную, часть улицы и продвигался вперед вдоль шеренги деревьев. За ним на площадь выкатывались машины Золотова, Бакшиева, Гаевича, Турыкина, Мухорта», - писал Януш Пловецкий в книге „Освобождение Ченстоховы 1945”. Ченстоховский журналист добрался до советских архивов, из которых, в частности, поступает репродуктивная фотография Башева.

Погибших в Ченстохове и окрестностях советских солдат похоронили на специальном участке на кладбище Куле. На могиле № 43 имя упомянутого лейтенанта Башева, которого танк сгорел в III Аллее. Лейтенант Башев был политическим комиссаром роты (нет, парторгом - liilliil) и одновременно старейшим по возрасту бойцом батальона. Солдаты называли его «папаша».



ЭПИЗОД 2. Бегство водителя Льва Егорова с танком с пл. Беганьского.

«Над площадью повис черный едкий дым. Чтобы лучше видеть, я поднял крышку люка (…)
- Вперед!… Вперед!… - он подгонял командира. Я направил машину немного вправо, чтобы объехать горящий танк Золотова, и тут какая-то страшная сила сотрясла мой танк. У меня стало темно перед глазами, гул мотора быстро затихал. Когда я очнулся, а это произошло, вероятно, очень быстро, я заметил, что танк въезжает в какой - то железный забор, что за этим ограждением стоит здание с башенкой (это, вероятно, ратуша, перед которой был сквер, огороженный забором — прим.ред.). Я развернулся, и, насколько хватало мощи в двигателе, рванул назад. Я прошел мимо танков Турыкина и Гаевича. Миновал горб на виадуке. Справа стоял дом. В воротах я увидел людей, которые укрылись там от пуль. Их рты были широко открыты. Они смотрели в мою сторону. Видимо, что-то кричали. Тогда мой танк затрясся еще раз и накренился на правую сторону. Я понял, что была сорвана гусеница. Я выкинул ноги из люка и хотел убежать. Но около меня уже были немецкие летчики с автоматами. Это они догнали меня на машине и выстрелом из панцерфауста попал в танк. Меня отвезли в Люблинец, потом в Ополе, затем в лагерь для военнопленных…»

(Воспоминание цитируется по книге Я. Пловецкого «Освобождение Ченстоховы 1945»)

ЭПИЗОД 3. Снаряд танка сбивает верхушку лиственницы на вершине Ясной горы.

«В это время часы показывали 14 часов, один из последних танков, вероятно, лейтенанта Гаевича, добрался до Ясной горы. Он задержался на ледяных ступеньках, которые не смог преодолеть. Танк был опознан, немцы, у которых было обеда высыпали на стены и с бастионов пытались его обстреливать. Кто первый открыл огонь, трудно определить. Однако известно, что пушка танка послала несколько снарядов в сторону Ясной Горы. Один срубил верхушку лиственницы, растущей на площади, и ударил в стену монастыря между цокольным и первым этажами.

(источник: Janusz Zbudniewek ZP, „Jasna Góra w latach okupacji hitlerowskiej”)

«Говорит брат-Паулин: - этот час освобождения пришел внезапно… Это было 16 января, 15.15. Я был в то время на калитке, когда произошёл бой советского танка здесь под самой лестницей, под вершиной. Он хотел въехать по этой лестнице, и когда вы будете там проходить, то увидите, что края ступеней стёсаны его гусеницами. Когда захотел въехать, то скатился назад (…). А потом высыпали с вершины горы [немцы] и начали атаковать тот танк на лестнице.

(Источник: Krystyna Kolińska, „Tajemnice na sprzedaż”)

* Збигнев Бернацкий – антиквар, владелец известной всем любителям истории Ченстоховы и региона Независимой Антикварни на ул. Коперника, 4; выпустил несколько альбомов со старыми открытками с видами города и окрестностей. В прошлом спелеолог.

** Мацей Хышко – любитель истории Второй мировой войны и используемой в ходе неё оружия; по образованию историк и архивариус, работает в архив загса в Ченстоховы

Авторы использовали статьи:
Jerzy Ostrowski, „Za wolność płacono krwią”, Gazeta Częstochowska, 1957, nr 11;
Janusz Płowecki, „T-34 na ulicach Częstochowy”, Życie Częstochowy, 1970, nr 11;
„Gdy nadchodziła wolność” – fragment wywiadu Sławomira Folfasińskiego z Romanem Baranem, „Nad Wartą”, 1975, nr 2; oraz z publikacji: Franciszek Czekajewski, „Pamiętnik z lat okupacji hitlerowskiej”, Warszawa 2006;
Krystyna Kolińska, „Tajemnice na sprzedaż”, Warszawa 1968;
Janusz Płowecki, „Wyzwolenie Częstochowy 1945”, Warszawa 1973;
Janusz Zbudniewek ZP, „Jasna Góra w latach okupacji hitlerowskiej”, Kraków 1991